Магический камень Нового Иерусалима

Магический камень Нового Иерусалима

Скит Патриарха Никона

Шум дождя по подоконнику возвестил об окончании зимы. Еще не прогремела первая гроза, но мир преобразился. Ожила природа. Деревья воспрянули ветвями ото сна и на первых прогалинах появились первые признаки будущего лета. Это первоцветы, вернее их нераскрытые бутоны. Снег все еще боролся с солнцем, но вокруг деревьев уже появились круги из воды и теплые стволы деревьев стали незримой батареей, разрушающей зимнюю неприступность. Одинокий старик медленно брел по монастырской территории и улыбался полуденному солнышку. Щурился от его лучей, которые беспрепятственно приникали через еще голые ветви деревьев. Мостик через древний Кедронский поток уже избавился от снега и на нем, как и прежде покачивались замочки, привезенные очередным свадебным кортежем. Их срежут, но это уже не имело значения, ведь главное было уже сделано. Замок был закрыт на решетке моста, а ключ опустился на дно Кедрона. Вот уже более 14 лет этот нехитрый обряд совершают влюбленные пары и потом все чаще возвращаются в это место, порой уже с детьми и друзьями и благодарят за то, что их союз крепок, как мост, по которому они тогда прошли. Они встречают там его, мерно бредущего старца и порой не обращают на него внимания, а он смотрит на них и молится об их счастье и благополучии и молитва доходит до Создателя, поскольку исходит от чистого сердца.

За мостом показался белокаменный скит патриарха Никона именуемым, как Богоявленская пустынь. Старое, древнее сооружение простояло не одну сотню лет и все так же стоит часовым на берегу реки. Зеленоватые изразцы переливаются на солнце, а лики ангелов всматриваются в каждого прохожего и радостно приветствуют своих незримых собратьев, безмятежно порхающих у своих хозяев.

Старик подошел к забору скита, перекрестился и повернул направо, к двум старым елям. Деревья встретили его покачиванием своих мохнатых зеленоватых лап и поздоровались с ним. В очередной раз по ним прошлась рука старца и не почувствовала покалываний иголок. Это было еще одним чудом. Ели, хоть и были покрыты иголками были мягкими, как иголки лиственницы и казалось от них исходило неземное тепло и окутывало все вокруг. Отмеряв пару десятков шагов на юг, старик приблизился к «НЕМУ». Среди пожухлой прошлогодней травы на небольшом рукотворном постаменте стоял камень. Он был не заметен среди кустарника и деревьев, казалось сам прятался от ненужных взглядов и появлялся перед теми, кто его искал. Он ждал. Ждал вопросов, просьб и благодарностей. Он молчал, но все слышали его голос. Голос исполненных желаний, просьб и ушедших болезней. Быть может именно тут и покоилось тело незабвенного патриарха и каждый, прикоснувшийся к камню, дотрагивался и до него. До его незримой ладони – поводыря через тернии жизни и трудности бытия.

Старик достал из кармана фотографию, присланную внуку на электронную почту и приложил ее к камню и произнес молитву. И где-то там, на краю земли лежащий в хвори человек почувствовал, как начал спадать жар и как незримая прохлада ворвалась в комнату пропахшую лекарствами.

Потом старик приложил еще одно фото и вновь молитва полетела в небеса. А где-то в другой части земли сидящая в одиночестве женщина, перебирающая старые лепестки увядших цветов вздрогнула от телефонного звонка.
— Аллё!?
— Здравствуй любимая, я иду домой!

И так день за днем он подходил к камню или приводил людей, и они просили, молились или просто радовались всему, что окружало их вокруг.
Старик перекрестился и пошел обратным путем.

— Здравствуйте, отец Александр, — прощебетала девчушка, пробегавшая мимо.
— Доброго дня, как поживаешь?
— Вот сдала почти все экзамены, бегу камешек поблагодарить.
— Слава Богу! – ответил старец.

— Да, ведь это Он помог, — согласилась она. – Просто я не всегда решаюсь попросить его там, на горе, в монастыре, а тут он мне ближе.

— Господь всегда рядом! – произнес отец Александр. Окажись в пустыне, в тайге, среди бушующего океана, — помолись Ему, и он придет на помощь!

Он проводил взглядом девушку и побрел все дальше в поле за скитом, где уже было слышно пение первых перелетных птиц и над травой летали первые весенние мотыльки.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code